snowman_john: (My face)
Известно, что основоположником цветомузыкального искусства считается наш Александр Николаевич Скрябин, который к тому же обладал "цветным слухом". А первой цветомузыкальной композицией стала его симфоническая поэма «Прометей» («Поэма Огня»). После «Прометея», испробовав идею на простейшем светоинструменте, Скрябин заговорил уже о необходимости введения в световую партию сложных световых форм, световой пластики. Так шаг за шагом он продвигался к реализации своей идеи синтеза всех искусств, через произведения последних лет творчества, через «Предварительное действие» к «Мистерии».

Сейчас я хочу предложить почитать статью Сабанеева на указанную тему, которая была опубликована в легендарном сборнике-манифесте «Синий всадник», впервые вышедшем в 1912 году в Германии под редакцией В. Кандинского и Ф. Марка, который я уже цитировал. Сканировать статью мне не пришлось (см. ссылки в конце), однако для переиздания 1996 года наши издатели почему-то «по техническим причинам» не смогли вставить в текст все иллюстрации, без которых сборник очень проигрывает
, в том числе и нотные примеры, поэтому эти купюры я восполняю по англоязычному изданию, заодно исправив пару опечаток.

Привожу музыку Прометея с редкого диска качественной реставрации Оркестра Всесоюзного радио под управлением Николая Голованова («русского Фуртвенглера»)  с Гольденвейзером за роялем. Эта интерпретация многими, мной в том числе, считается лучшей.  Другую интерпретацию Прометея (Светланов-Рихтер) можно послушать в сообщении «Мистерия, или знаю ли я Cкрябина»

 
Прометей (Поэма огня)

А теперь слово Сабанееву.

* * *

  "Прометей" Скрябина

 

Анализируя творчество Скрябина, трудно выделить отдельные составные из общей идеи, окончательной "идеи искусства", ставшей сегодня для композитора абсолютно ясной. Это идея искусства как известного процесса, служащего достижению экстатического состояния - экстаза, проникновения в высшие сферы природы. Логическое развитие данной идеи мы прослеживаем от первой симфонии до "Прометея". В первой симфонии - гимн искусству как религии, в третьей - освобождение духа от цепей, самоутверждение личности. "Поэма экстаза" - радость свободного поступка, радость творчества. Это различные стадии развития одной и той же идеи. Они должны найти воплощение в скрябинской мистерии - в грандиозном ритуале, в котором в целях экстатического подъема будут использованы все средства возбуждения, все "чувственные радости" (от музыки до танца- с игрой света и симфониями ароматов). Проникая в суть мистического искусства Скрябина, понимаешь, что нет никакого основания связывать его только с музыкой.

продолжение статьи и дополнительная информация ... )
snowman_john: (Default)

"Удивительно, как по-разному подходят люди
к оценке материальных и духовных сокровищ. 

Например, завоюй кто-нибудь своей отчизне новую колонию, и его с ликованием встретит вся страна. Ни одного дня не будут размышлять - принять ее или нет. С таким же ликованием примут технические достижения. Но если кому-нибудь придет в голову мысль одарить отечество чисто духовным сокровищем, последнее отвергнут в гневе и возмущении. Оно вызовет подозрение, одаривающего любыми средствами постараются сжить со света, и если бы на то было дано разрешение, то и сжечь.



Разве это не приводит в содрогание? Небольшой пример из жизни подводит нас к сему утверждению. Мейер-Грефе* надумал принести в дар соотечественникам удивительный мир идей великого, неведомого им мастера - Эль Греко. Великое сообщество, даже художники остались не только равнодушны, но и накинулись на него с негодованием и яростью. Естественный и благородный поступок сделал для Мейера-Грефе почти невозможным пребывание в Германии.

Безумно трудно преподносить современникам сокровища духа. Второму великому немецкому донатору - Чуди** пришлось не лучше. Гениальный человек одарил Берлин величайшими сокровищами культуры - картинами. Результат - изгнание из города. Его приобретения не хотели принимать. Чуди уехал в Мюнхен. Тот же самый спектакль: и здесь его принять не захотели. Собрание Немеца*** в Старой Пинакотеке в лучшем случае рассматривалось как новомодная затея. Не пожелав ничего удержать, облегченно вздохнули, когда опасное собрание покинуло ее пределы. Возможно, приобретение "одного Рубенса" или "одного Рафаэля" было бы чем-то иным, не колеблясь их можно рассматривать как преумножение национального достояния.

Эта меланхолическая констатация факта находит отражение и на страницах "Синего всадника" в той мере, в какой она служит симптомом великого зла, от которого, возможно, погибнет и сам "Синий всадник": всеобщей незаинтересованности человечества в новых духовных ценностях ..."


* * *

И всё же, несмотря на такие мрачные обощения и выводы,
Франц Марк завершает своё эссе утверждением:
"Дух сокрушает крепости".

* * *

продолжение, комментарии, иллюстрации ... )
snowman_john: (Default)

"Удивительно, как по-разному подходят люди
к оценке материальных и духовных сокровищ. 

Например, завоюй кто-нибудь своей отчизне новую колонию, и его с ликованием встретит вся страна. Ни одного дня не будут размышлять - принять ее или нет. С таким же ликованием примут технические достижения. Но если кому-нибудь придет в голову мысль одарить отечество чисто духовным сокровищем, последнее отвергнут в гневе и возмущении. Оно вызовет подозрение, одаривающего любыми средствами постараются сжить со света, и если бы на то было дано разрешение, то и сжечь.



Разве это не приводит в содрогание? Небольшой пример из жизни подводит нас к сему утверждению. Мейер-Грефе* надумал принести в дар соотечественникам удивительный мир идей великого, неведомого им мастера - Эль Греко. Великое сообщество, даже художники остались не только равнодушны, но и накинулись на него с негодованием и яростью. Естественный и благородный поступок сделал для Мейера-Грефе почти невозможным пребывание в Германии.

Безумно трудно преподносить современникам сокровища духа. Второму великому немецкому донатору - Чуди** пришлось не лучше. Гениальный человек одарил Берлин величайшими сокровищами культуры - картинами. Результат - изгнание из города. Его приобретения не хотели принимать. Чуди уехал в Мюнхен. Тот же самый спектакль: и здесь его принять не захотели. Собрание Немеца*** в Старой Пинакотеке в лучшем случае рассматривалось как новомодная затея. Не пожелав ничего удержать, облегченно вздохнули, когда опасное собрание покинуло ее пределы. Возможно, приобретение "одного Рубенса" или "одного Рафаэля" было бы чем-то иным, не колеблясь их можно рассматривать как преумножение национального достояния.

Эта меланхолическая констатация факта находит отражение и на страницах "Синего всадника" в той мере, в какой она служит симптомом великого зла, от которого, возможно, погибнет и сам "Синий всадник": всеобщей незаинтересованности человечества в новых духовных ценностях ..."


* * *

И всё же, несмотря на такие мрачные обощения и выводы,
Франц Марк завершает своё эссе утверждением:
"Дух сокрушает крепости".

* * *

продолжение, комментарии, иллюстрации ... )

Profile

snowman_john: (Default)
snowman_john

June 2014

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:36 am
Powered by Dreamwidth Studios